ТЕЛЕГРАММА

127

Вот и дождалась Ольга Сергеевна от сына весточки. Измаялась она совсем. Ночами спать не могла. Все думала, почему сын не пишет и не звонит. Наконец душа успокоилась. Пришла телеграмма где было всего несколько строк, но зато каких.

«У меня всё хорошо. На днях выезжаю. Люблю. Скучаю. Петр» Теперь сынок точно приедет. Ещё немного подождать и она наконец обнимет родную кровинушку. Сколько же они не виделись? Нет. Не вспомнить ей.

Все дни как один в черном цвете.

Спроси ее какая вчера погода была, и то не скажет. Спроси что она сегодня на завтрак съела, не ответит. И вот такая радость, весточка от сына. Ольга Сергеевна едва дождалась утра.

Чуть появилось солнышко а она уже по деревне бежит.

— Марья, а мне сын телеграмму прислал.

— Рада за тебя, тетя Оля,- отвечает девушка.

Бежит дальше.

— Степаныч, сын скоро приедет, телеграмму прислал.

— Ну наконец-то. Гулять будем.

— Будем, будем!

Дальше бежит. Запыхалась совсем.

— Дед Егор, радость то какая. Сын приезжает, телеграмму прислал.

— Да ты зашла бы. Я тебе молочка дам.

— Ой дед Егор. Не до молока мне. Столько дел теперь. В доме помыть надо. Пирогов напечь. Как же без пирогов то?

— Да. Без пирогов нельзя.

Ольга Сергеевна обежав деревню вернулась в дом. Положила телеграмму на стол, нежно погладив ее рукой.

— Сыночек. Не забыл о маме. Спасибо тебе. И вдруг вздрогнула выпрямившись.

— Ой чего это я стою? Столько дел надо успеть сделать. С чего начать? Пожалуй полы сначала помою, а потом и за пироги возьмусь. Негоже в грязном доме пироги печь. Дверь распахнулась и вошёл дед Егор с литровой банкой молока.

— Дед Егор, ты чего следишь то? Только ведь полы помыла.

— Молока я тебе принес, только что корову подоил.

— Вот спасибо. Сынок приедет молочка свежего попьет. Ты поставь на кухне. Спасибо. Дед Егор прошел на кухню. На столе стояла нетронутая банка прокисшего молока

— Я пустую банку то заберу?

— Забери дед Егор, забери. Дед Егор взял банку с простоквашей.

— Ты бы попила свеженького, Олюшка.

— Сыночек приедет попьем. Спасибо тебе дед Егор. Дед Егор открыл покосившуюся калитку и лицом к лицу столкнулся с Марьей. Она несла Ольге Сергеевне несколько пирожков.

— Дед Егор, и хочется тебе каждый день молоко своё портить? Ведь не пьёт она.

— Не каждый день, а через день. Ты же носишь пирожки.

— Так ведь я раз в неделю ношу. Дед Егор хмыкнул.

— Это сколько она уже сына то ждёт,- спросила Марья.

— Да уже больше двадцати лет по моему. В конце девяностых из армии домой возвращался и сгинул. Пропал без вести. Только телеграмма и осталась у неё, что он едет.

— Да. Беда. Ну пойду пирожков ей отнесу, — сказала Марья.

Ольга Сергеевна вышла из дома, встала у калитки и стала вглядываться в даль деревенской дороги.

— Ну вроде всё успела,- шептала она,- Полы помыла. Пирожков напекла. Где там мой сыночка?

Она стояла у калитки пока совсем не стемнело. Когда дорогу совсем уже не стало видно пошла потихоньку к дому, вытирая слезу.

— Не приехал сегодня сыночек. Завтра обязательно приедет.

Она вошла в дом, села у стола положив ладошку на старую телеграмму, и стала ждать, иногда поглядывая на дверь. Вдруг войдёт. Когда совсем стемнеет, и деревня уснёт, женщина выйдет за деревню, упадёт на колени и будет просить Господа, чтобы он вернул ей сына…

Загрузка...