«Мама, у тебя же второй сын есть, попроси его хоть раз тебе помочь — Да он же ничего делать не умеет…»

209

— Сынок, ну приезжай, пожалуйста, так давно вас всех не видели. Да и теплицу доделать надо, а то ничего в этом году посадить не успеем… Внученька ведь без огурчиков останется, а она их так любит… — голос женщины в трубке перешёл на особо жалостливые нотки. — Ну хватит обижаться, не могла я Ване отказать, он мне такой же сын, как и ты.

— Вот и попроси его, что ты мне названиваешь? — Илья был раздражён.

— Ну что его звать то, он же не умеет ничего делать! Отец бы и сам справился, да возраст уже не тот, — Зоя Павловна не оставляла надежд разжалобить сына.

— Мама, я тебе уже сказал, что я по поводу всего этого думаю… А пока всё, до свидания, мне некогда разговаривать.

Илья повесил трубку. На душе было паршиво — привычка всегда помогать родителям давала о себе знать, но уязвлённая гордость тоже не оставляла его в покое.

Всё началось примерно два года назад, когда его младший брат, Иван, вернулся из другого города. Там он якобы обустраивал свою личную жизнь — жил у какой-то девушки, которую родители только пару раз и видели. Уехал, никого не спросив, и вернулся также — «Встречайте, еду!».

Та девушка училась с ним на параллельном курсе в институте. Ну, любовь-морковь, все дела. Сама она была приезжая, но родители ей в родном городе предоставили бабкину квартиру — живи, дочка, заводи семью. Ну вот она и привезла к себе этого охламона с надеждой на счастливое будущее.

Два года они там пыкались-мыкались, но ничего у них не сложилось — расстались. Что там на самом деле происходило, никто не знает, а рассказам брата Илья не верил. Для себя он решил, что девушка просто в конце концов поняла, с кем имеет дело, и попросила «освободить помещение».

В общем, братец вернулся домой, стал жить у родителей. Устроился на работу, но все деньги тратил на развлечения.

Илья, к слову, уже 10 лет как от родителей съехал. За это время женился, родился ребёнок. Сначала они с женой снимали жильё, а несколько лет назад взяли двухкомнатную квартиру в ипотеку. Родители ему деньгами не помогали, так как у них у самих почти все доходы уходили на обустройство дачи.

Вот с этой самой дачей и была связана большая обида Ильи. Семь лет назад, когда родители ещё только собирались строить там дом, Ваня сказал, что ему это всё не надо, он туда ездить не собирается. Так что, мол, если хотите — стройте, но я помогать ничем не буду. Илья же поддержал идею.

В итоге Илья все эти годы помогал и деньгами, и руками. Иногда весь отпуск проводил на стройке. Когда же дом был более менее готов, и в нём стало возможно жить хотя бы летом, вернувшийся братик внезапно решил, что дача — это очень здорово.

Он стал регулярно приезжать туда то с одной, то с другой девушкой. Временами привозил с собой целую компанию дружков с их подругами, и они зависали там на все выходные.

В такие дни Илья со своей семьёй просто не мог там находиться. Но родители считали, что ничего плохого в этом нет — хочется сыночке с друзьями отдохнуть, так пусть отдыхают. А то, что девушки меняются — так то же молодость, пусть нагуляется, как следует.

При этом дел на даче по-прежнему хватало — доводить дом «до ума», заменить теплицы, да и в огороде всегда была работа. Ваня же изменил только первой части своего слова — относительно того, что ему ничего не нужно. Про вторую он не забывал и действительно ничем не помогал.

Илья же по прежнему приезжал туда не столько отдыхать, сколько работать. И всё же ему там очень нравилось — красивая природа, в пешей доступности было озеро. После трудового дня в хорошую погоду ходили купаться, а потом готовили что-нибудь на мангале. И сон там был просто чудесный. Да и дочка целый день проводила на открытом воздухе, ела ягоды с грядки, играла с бабушкой и дедушкой.

Но любому терпению приходит конец — вот и Илье захотелось справедливости. После очередной пьянки-гулянки младшего брата на даче, Илья не выдержал, и высказал тому всё, что о нём думал. Сказал также, что в следующий раз выгонит всю эту честную компанию взашей…

Родители при этом присутствовали, и встали на защиту младшенького. Мол, так нельзя, нужно уважать брата… Тогда Илья плюнул на всё и уехал, сказав напоследок, что ноги его на этой даче больше не будет.

С тех пор прошёл уже почти месяц. Первую неделю его никто не беспокоил, но потом мама начала периодически звонить. Мол, почему не приезжаешь, внучку не привозишь… Но Илья не поддавался на уговоры — скрытый подтекст этих звонков ему был очевиден.

Потом мама перешла к новой тактике — стала давить на жалость, взывая к сыновней любви, говорить об их с отцом тягостях, проблемах со здоровьем…

Затем снова перешла на его дочку — мол, ребёнок цельное лето в четырёх стенах просидит, из-за каких-то глупых обид…

А потом и вовсе стала говорить прямым текстом — приезжай, помогай, пропадаем без тебя, так как некому дачу достраивать…

В итоге Илья поставил условие — родители запрещают Ване проводить на даче время с друзьями и привлекают его к помощи на равных со всеми условиях. Если того это не устраивает, то и нечего ему там делать. А пока этого разговора не состоится, Илья на дачу не приедет.

И вот сегодня новая попытка мамы, а песня всё та же — значит, с братом так и не поговорила. Что же, ипотеку Илья уже почти погасил, может и новый кредит взять — на покупку своей собственной дачи.

Там, кстати, в этом же садоводстве хороший участок продаётся с готовым домиком — летом жить можно. А родителям дачу пусть Ванечка достраивает — Илья даже рассмеялся от этой мысли. На душе как-то полегчало…

Источник: tanuna.ru

Загрузка...